Профориентация – это план будущей жизни

Данная статья из книги Анны Важененой “Пересечения – герои моего времени”

Лидер, привыкший добиваться максимума. С отличием окончил два вуза, аспирантуру. Один из победителей конкурса «Кадровый резерв Байкальского региона». Прошел отбор в общероссийский проект «Профессиональная команда страны».

Выстроил успешную карьеру как предприниматель, развивая действующие бизнес-проекты и запуская собственные. После резко поменял сферу приложения усилий и открыл Центр профориентации PROF.Navigator, сформулировав новую миссию так: «Раскрыть потенциал человека, помочь ему найти свой талант, который обеспечит ему уверенность в жизни, если он сам хочет этого».


Фото из архива героя публикации

Один из ведущих экспертов региона в сфере малого и среднего предпринимательства. С 2005 года входит в совет иркутского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия», с 2012 по 2016 — его председатель. Три года возглавлял экспертную группу Агентства стратегических инициатив (АСИ) по внедрению стандарта улучшения инвестиционного климата («дорожной карты»).

Называет общественную работу неотъемлемой частью своей жизни, реализацией стремления качественно изменить город, в который влюблен. Входит в правление «Клуба высоких технологий управления», один из учредителей общественной организации «Человек Иркутска». С июня 2012 — председатель комиссии «Экономика и бизнес», затем — заместитель председателя Общественной палаты города Иркутска.

Даже в отрасли, традиционно считающейся непривлекательной для бизнеса, при желании и знаниях можно найти свою нишу и запустить удачный стартап. Во время кризиса особо важно умение видеть дальше «привычных горизонтов» и выходить из зоны комфорта. О механике такого опыта мы говорим с иркутским предпринимателем Олегом Яценко.


Фото из архива героя публикации

Полтора десятка лет он руководил компаниями, специализирующимися на недвижимости, строительстве, девелопменте. Но вдруг поменял эту прибыльную сферу на ту, которую из-за ее нерентабельности бизнес обычно обходит стороной. Яценко запустил образовательный стартап — Центр профориентации PROF.Navigator.

Стартовав в конце 2013 года, уже через три месяца получил первую прибыль. Через год был приглашен с докладом в Москву на VIII Международный конгресс-выставку «GlobalEducation — образование без границ», где его авторскую технологию рекомендовали для внедрения по всей стране. В планах — запустить франшизу.

РАЗГЛЯДЕТЬ СВОБОДНУЮ НИШУ

— Олег, как появилась идея попробовать развить бизнес там, где все считают это безнадежным?

— Образовательная сфера притягивала меня еще с университета

Работая
не по своему призванию,человек никогда
не достигает высокой производительности труда, имеет меньший заработок, чем мог бы,а самое главное —
не реализует себя

Увидев такой вакуум, решил попробовать исследовать проблему на практике и организовал факультатив по профориентации в одной из школ Иркутска. Результаты у посещавших его детей были разные. До осознанного выбора будущей профессии дошли всего несколько человек, но после это- го опыта я серьезно задумался о том, что такая работа должна быть более профессиональной, индивидуальной, с привлечением современных технологий и, как это ни странно, — платной. В этом процесс должна быть взаимная ответственность оптанта (того, кто определяется с профессией) и профориентатора.

Таким образом, качественный продукт профориентации — это потенциальная ниша для развития бизнеса. И я решил попробовать.

— Почему вы вообще стали искать что-то новое, а не развивать бизнес, который знали и в котором добились успехов?

— Обнаружив перспективное и пока практически свободное от конкуренции направление, я задумался и о собственном призвании. Представил, скольких ошибок мог бы избежать, если бы в свое время со мной была проведена грамотная профориентация. Многое переосмыслил. И понял, что несмотря на успехи в сфере строительства и не- движимости, большой финансовый масштаб строительных проектов,

«В сфере профориентации я — один из немногих, кто разглядел в ней возможности для перспективного, полезного, востребованного и прибыльного дела с тех времен, хотя я учился в техническом вузе. С тех пор постоянно веду общественную работу, периодически читаю лекции в институтах и школах, состою во многих общественных организациях, модерирую дискуссии.

Много общаясь с людьми, как по бизнесу, так и по жизни, анализируя, что помогает и мешает им развиваться и добиваться успеха, я пришел к выводу: в любой сфере очень много тех, кто занимается не своим делом, то есть тех, кто выбрал профессию не осознанно, а в силу разнообразных внешних обстоятельств, в том числе случайных. Работая не по своему призванию, человек никогда не достигает высокой производительности тру- да, имеет меньший заработок, чем мог бы, а самое главное — не раскрывает свой человеческий потенциал — то есть не реализует себя. Я понял, что отсутствие качественной профориентации — одна из ключевых проблем нашего общества. И не только в России: поискав системы профориентации за рубежом, тоже не нашел передовых технологических решений в этой области.

Уникальность в профориентации я увидел так ясно, как ни в одном из своих предыдущих бизнесов

там я не способен создать новое, уникальное и конкурентное в миро- вом масштабе. Для этого у меня не- достаточно желания и понимания.

И, напротив, в сфере профориентации я — один из немногих, кто разглядел в ней возможности для перспективного, полезного, востребованного и прибыльного дела с огромным потенциалом на профессиональной платформе бизнеса.

Когда я обнаружил такую альтернативу своей работе, у меня возник внутренний диссонанс. Если ты по характеру предприниматель, то желание работать испытываешь до тех пор, пока соприкасаешься с чем-то уникальным. Если же работа теряет это качество и превращается в рутину, становится неинтересно. Тогда твое место должны занять профессиональные менеджеры — люди другого склада.

Я предприниматель. Меня интересует уникальность. Я увидел ее в профориентации так ясно, как ни в одном из своих предыдущих бизнесов. И пришел к тому, чтобы полностью сконцентрироваться на ней — и заняться тем, что мне по-настоящему нравится.

ПРИНЦИПИАЛЬНО ПОМЕНЯТЬ ПАРАДИГМУ МЫШЛЕНИЯ

— В России принято считать, что образование, культура, спорт — убыточные территории для бизнеса. Поэтому они вечно с протянутой рукой, в ожидании милости от государства, меценатов или спонсоров. В то же время в мире много примеров успешного бизнес-развития некоммерческой сферы. Вы изучали их, когда задумали свой новый проект?

— Да, изучение мирового опыта еще больше укрепило мое желание заняться проектом в сфере образования. Например, побывав на од- ном из дней джазового фестиваля в Новом Орлеане в США, я увидел другой подход и доходность мероприятия некоммерческой сферы. Этот фестиваль насчитывает более 25 лет истории, на нем выступают ведущие мировые звезды музыки, концерты посещают сотни тысяч человек. Когда посмотрел на фестиваль изнутри, для меня стало очевидно, что из любого некоммерческого мероприятия можно сделать коммерческое шоу.

— В чем их подход, принципиально отличающийся от нашего?

— Например, в том, что у нас на подобных шоу главная звезда выступает в начале. Да, это привлекает зрителей, но только она уехала — и все тоже ушли. Остальное, пусть и не менее интересное, но менее раскрученное, не цепляет.

В Америке все наоборот: звезда выступает в конце дня, что позволяет продавать зрителю билет на целый день. По нему он имеет возможность сходить на какие-то из 72 концертов, проходящих на фестивале в этот день (именно столь- ко получается, если сложить выступления исполнителей на шести площадках).

Вроде бы простая перестановка исполнителей. Но на самом деле — переворот сознания, который делает выгодность очевидной: зритель готов платить достойные деньги за билет, потому что услышит мировую звезду, а организаторы получат массовое посещение мероприятия и окупаемость концертов пока неизвестных исполнителей.

Второй пример — тоже из нашей «некоммерческой» спортивной сферы, которую на западе сделали сверх доходной за счет того, что создают окупаемые, прибыльные, финансово состоя- тельные модели. Более того, при этом, как и в предыдущем примере, «разворачивается» психология построения системы.

Баскетбольная команда является источником драйва, удовольствия для десятков тысяч зрителей. Для обеспечения такого драйва строят стадион, вмещающий весь этот человеческий поток, создают дополнительные сервисы и услуги, которые «накачивают» позитив, производят шоу, «перфоманс», дают чувство удовлетворенности. Предусматривают коммерческие паузы во время матча, интерактив со зрителями, конкурсы, сувениры и многое другое. В итоге и люди счастливы, отдав от 50 до 200 долларов за билет и получив колоссальное удовольствие, и создана система, дающая возможность получать прибыль из- начально некоммерческой сфере — вплоть до содержания детской спортивной команды.

— Как вы планировали адаптировать тот западный опыт к российской системе образования, которая тоже годами выстраивала логистику перемещения знаний, в том числе, о выборе профессии?

— Когда я обдумывал построение собственного бизнеса в якобы некоммерческой сфере, понимал, что подход должен быть только такой, как в этих примерах, а не такой, как сейчас в России, где профориентация организована, как и все образование: это полностью субсидированная отрасль, абсолютно не прибыльная, где работают квалифицированные, но низко оплачиваемые специалисты. Вся система профориентации представлена психологами-консультантами в школах, чьи обязанности увеличиваются, а оплата труда не меняется. Следовательно, мотивации для развития у этих специалистов практически нет.

Да, в Иркутской области были попытки оптимизации отрасли: в разных территориях создали центры профориентации. Но постепенно, как любое субсидируемое начинание, они начали стагнировать, не обеспечивая по настоящему качественной услуги — по крайней мере, в моем понимании качества.

Нам надо перестать обманывать себя, говоря о бесплатном, но плохом образовании. Нужно начать говорить о платном, но хорошем образовании, приводящем человекак успеху в жизни

Я понял: не тот подход, не та философия. У нас сложился ложный стереотип, что в хорошем государстве все должно быть бесплатно, но это заблуждение — все имеет свои затраты, цену, и весь вопрос в том, кто и как оплачивает социальные услуги.

Высокое качество социальной услуги требует вложения больших ресурсов. Поэтому нужна другая модель: в хорошем государстве всегда должен быть выбор — от бесплатного, но с ограниченным ассортиментом услуг, до платно- го, но очень хорошего качества, с полным набором дополнительных опций.

Принцип платы за качество позволит нам получить специалистов, работающих на своем месте, творческий подъем, новые интеллектуальные прорывные проекты.

— Что для этого необходимо?

— Нам надо принципиально поменять парадигму мышления и перестать обманывать себя, говоря о бесплатном, но плохом образовании. Нужно начать говорить о платном, но хорошем образовании, приводящем человека к успеху в жизни. За качественную услугу человек готов и должен платить. Соответственно, если мы хотим получить хорошую услугу по профориентации, а не для галочки в ведомости, она должна быть платной.

— Насколько сложно переориентировать на такое направление людей, привыкших считать, что по- мощь в выборе профессии, в том числе, должна бесплатно оказывать школа?

— Прежде всего, надо понимать, что расходы на профориентацию — это долгосрочные вложения в человека, а не сиюминутный каприз, ведь профориентация — это план будущей жизни.

Для иллюстрации тезиса приведу пример как раз из своего прошлого бизнеса: начинать строить жизнь без качественной профориентации — это все равно, что строить дом без проекта: риски в том, что такой дом будет точно дороже, ниже по качеству, и вообще мы можем его и не достроить вовсе.

Вспомним массовое индивидуальное строительство без проектов, когда в 1990-х годах все бросились городить дома по принципу «лишь бы было» — без вкуса, без правил, без расчетов. От многих таких до- мов сейчас владельцы не знают, как избавиться.

А ведь человеческая жизнь — это гораздо более ценная вещь, чем дом. Получается, мы должны десять раз себя исследовать, понять, прежде чем сделать такой шаг, как выбор института и направления ра- боты.

Мне стало очевидно, что обучение и профориентация человека – это ровно одно и тоже, что строительство дома и проект дома. Следовательно, если люди готовы платить строителю за проект до пяти процентов от стоимости, то и с введением платного образования человек будет готов заплатить минимум пять процентов, чтобы точно себя сориентировать и выбрать образование, которое нужно именно ему, а не которое модно, престижно или ближе к дому.

Так «вырисовывалась» при- мерная стоимость услуги, которая раньше не имела рыночной стоимости и была неконкурентоспособна. Более того, она воспринималась негативно из-за того, что бесплатная. Но зачастую безответственная система в школах сложила отрицательное мнение о профориентации, так как 99 процентов родителей и детей не помнят, какой результат по профориентации показало их стандартное школьное тестирование. Из адекватной стоимости услуги сложился и общий бюджет проекта.

СТАРТАП В НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

— Запуск стартапа в незнакомой «проседающей» сфере увеличивает риски. Как вы вырабатывали стратегию, учитывая предполагаемые очевидные трудности и «подводные камни»?

— Сама идея и механизм за- пуска стартапа в некоммерческом секторе и выход на окупаемые

модели появились благодаря изучению системо-мыследеятельностной методологии (СМД-методологии), штудированию трудов Георгия Щедровицкого и долговременному сотрудничеству с иркутским Клубом высоких технологий управления.

Именно это дало мне понимание того, что принципиально школа,центр профориентации, стройка или завод организуются по одним и тем же схемам, в них действуют одни и те же законы. А общество почему-то продолжает разделять их на бюджетную и экономическую сферу, что создает неверное восприятие и приводит в финансовый тупик.

Как только уравниваем все сферы, все становятся на свои места — и, применяя общие принципы, можно выстраивать эффективные схемы развития. Поэтому советую тем, кто работает в некоммерческой сфере, почитать работу Георгия Щедровицкого «Организация. Руководство. Управление» и на ее основе развернуть самообразование.

— Сколько по времени занял каждый шаг подготовительного этапа проекта?

— Идея открытия центра профессиональной ориентации вызревала полтора года. Импульсом для ее воплощения стал семинар проекта «Бизнес-молодость», на который я пошел для получения новых знаний. Он предполагал работу над своим конкретным проектом в режиме коучинга, с получением практических результатов.

Начинать
строить жизнь
без качественной профориентации — это все равно, что строить дом
без проекта.
Но ведь человеческая жизнь гораздо более ценная вещь, чем дом

Я подумал: почему бы не просчи-тать проект Центра профориентации,над которым давно периодически думаю? Попробовал — и сразу произошел быстрый скачок от мыслей к  действию (кстати, именно отсюдатермин мыследеятельность): начать проект по условиям семинара надо было в течение двух месяцев.

За это время я собрал схему стартапа, определил приоритетные технологии, которые буду использовать, набрал сотрудников и принял первых клиентов. Главной проблемой было сформировать технологию, потому что мне уже было понятно, что тесты, к которым привыкли школы, недостаточно эффективны и работают с большой погрешностью, без учета индивидуальной ситуации каждого школьника и его семьи. А нам была нужна качественная технология, обеспечивающая качественный продукт, за который люди готовы будут платить.

Я убежден, что отличие неком- мерческой услуги от коммерческой заключается именно в продукте, который необходимо все время совершенствовать. Оплата — это показатель, демонстрирующий цен- ность, полезность и востребован- ность этой услуги.

Через три месяца стартап вышел на окупаемость без особых вложе- ний с моей стороны. То есть самой важной была услуга, а не антураж ее преподнесения или реклама.

Считается, что проблема оценки эффективности профориентационной услуги в том, что ее результаты можно увидеть только в будущем, и это не позволяет оценить ее полезность.

Мы разрабатываем инструменты, позволяющие оценить полезность за короткий период, не ожидая пять-десять лет. У нас в Центре уже в течение нескольких месяцев понятно, какие конкретные шаги человек сделал, и какой результат дала наша работа с ним. Ребята начинают интересоваться книгами, «отлипают» от компьютера, улучшают успеваемость. Одним словом, начинается осмысленное движение к цели – стать мастером своего дела.

Кстати, отсутствие ключево го показателя эффективности —

главная сложность и причина неэффективности государственной системы образования и всей некоммерческой сферы в принципе. В этом смысле ЕГЭ — положительный шаг к ключевым показателям эффективности, как бы неоднозначно к нему ни относились.

— По какой методике вы рассчитывали спрос на профориентацию такого высокого уровня?

— Спрос на профориентацию — скрытый, но колоссальный. Каждый человек нуждается в ней в какой-то степени, но не знает, что есть эффективные методики профориентации. При том, государство считает, что нужно самоопределение — человек должен сам к прийти к пониманию своей миссии. Но иногда обстоятельства не складываются, и человек проходит к нужным выводам только в старости.

Поэтому я оцениваю потенциал рынка для стартапа как очень высокий и претендующий на федеральный масштаб. Это, кстати, также явилось одной из причин выбора мной этого проекта — он выходит далеко за рамки города и региона.

— Как вы формулируете миссию бизнеса в социальной сфере, где конечный продукт нематериален?

— В миссии бизнеса я заложил такой принцип: каждый должен иметь шанс получить качественную консультацию по своему самоопределению. Соответственно, если речь идет о каждом человеке, мы целенаправленно ведем работу со всеми школами Иркутска. Когда некоторые директора, хотя таких на самом деле очень мало, говорят, что их родители — не мой «контингент» и не готовы платить за услугу профориентации, я категорически против.

Мы всегда найдем способ, как помочь человеку найти свой талант, который обеспечит ему уверенность в жизни, если он сам хочет этого. К счастью, люди все больше понимают это, да и хорошую поддержку со стороны департамента образования города Иркутска и министерства образования Иркутской области мы получили очень быстро.

После года с момента запуска нового бизнеса мы с коллегами вышли на новый этап и продолжаем работать над технологизацией профориентации, ведь в планах распространение этой уникальной технологии через систему филиалов или франшизу по всей России.